metrika: (Default)


На живых авторов вообще как-то неловко рецензии писать, а уж на лично знакомых... Но мне действительно понравилось. Я даже паузу выдержала, чтобы проверить. Книга вспоминается с очень приятным чувством. Так что рекомендую.

Прежде всего, эту книгу приятно читать! Главный секрет, на мой взгляд, - простой, но живой и образный язык. Собственный у каждого персонажа. В наше время это редкое достоинство, особенно у русскоязычных писателей. Простая история рассказана простым, понятным языком. И оттого воспринимается как очень живая и подлинная. И какая-то нездешняя. Пожалуй, второе ощущение после комфортности чтения - это как раз чувство, что автор иностранец. (Если что, для меня лично это тоже достоинство.) Стиль и антураж по-моему безупречны.

Рассказана в общем-то простая человеческая жизнь, вписанная в большую историю. С обычными для большой истории войнами и катаклизмами. Но все это происходит где-то на заднем плане как само собой разумеющееся. И как-то становится понятно, что на любой век приходится достаточно этих катаклизмов, а обычная достойная жизнь проходит без крутых сюжетных поворотов и особого пафоса. И даже те решения, которые потом оказываются судьбоносными, в текущий момент не выглядят таковыми. Человек делает те или иные важные выборы не потому, что хочет совершить подвиг, а исходя из всей логики своей жизни. И самое важное и достойное уважения - не "поступок", совершенный (или не совершенный) в какой-то ответственный момент, а умение долгие годы жить в согласии с собой и с последствиями принятого решения.

Отчасти, "Странный век" о том же, о чем "Стоунер". Только более камерно.
metrika: (Default)


Ну и, спрашивается, зачем я дослушала до конца эту мерзкую антисемитскую книжку? Когда-нибудь привычка дочитывать меня погубит.

Итак, что мы имеем в остатке?
Прежде всего динамичное действие и крепкий сюжет.

Во-вторых, внимание к бытовым деталям и укорененность героев в тех даже неправдоподобных обстоятельствах, в которых они оказываются. Это не то чтобы правда жизни (автор как раз и в деталях врет очень много, непонятно зачем), скорее уютность и органичность выстроенного мирка. Не случайно этот роман так часто сравнивают с произведениями Чарской.

В-третьих, образчик вполне определенного образа мыслей и мировоззрения, с которым полезно ознакомиться и не стоит о нем забывать. Это очень любопытный взгляд на "хруст французской булки" с другой стороны. Все-таки мы привыкли слышать голос либо пролетарских писателей, либо интеллигенции. А тут свежий взгляд на события со стороны людей "из хороших семей", "с благородными лицами" и вообще "нашего круга". Не все "бывшие" в романе честны, великодушны и добры. Но все как один цивилизованны и культурны. У всех эта культура и происхождение написаны на лице. Как хорошее лицо, так обязательно аристократ. А если хороший человек не аристократ, то он брат наш меньшой.
Такое отношение бесит, но это вполне стройная и интересная картина мира.

Вообще, роман бы следовало назвать не "Побежденные", а "Обреченные". Это было бы и точнее, и правильнее. Потому что при всех недостатках автору замечательно удается продемонстрировать именно эту фатальную обреченность. Герои что-то там суетятся, взбивают лапками масло, но все они заранее обречены. И мы это знаем и понимаем. Вот эта суета и наивные попытки выжить, заведомо обреченные на неудачу, показывают ужас надвигающегося сталинизма гораздо страшнее чем описания ссылки и лагерного быта. Про лагеря и ссылку читатель и так все знает, а вот герои пока нет.
metrika: (Default)
Это по-моему мое первое знакомство с эмигрантской мемуаристикой. Что касается серебряного века, всяких символистов акмеистов, то я кажется полностью невежественна. Поэтому в книге Берберовой меня в первую очередь интересовали не воспоминания о поэтах и писателях, а эмигрантская судьба автора.

И вот тут случилось прозрение. До этого я в основном читала о представителях интеллигенции и всяких разных "бывших", оставшихся в России. Об их печальных судьбах с известным финалом. На этом фоне казалось, что уехавшие однозначно вытащили счастливый билет. Как-то совсем не думалось насколько "не сахар" была эмигрантская судьба. Например, я раньше не представляла, насколько сложным был правовой статус эмигрантов, насколько ограничены их права на работу. Оказывается, блестящие русские офицеры шли в таксисты, грузчики и разнорабочие не потому, что проигрывали конкуренцию за другие рабочие места. А потому что эти рабочие места тщательно от них охранялись.

С удовольствием бы почитала какие-нибудь "бытовые" мемуары на эту тему. И про второе поколение тоже очень интересно. Как дети адаптировались и с этим справлялись.
metrika: (Default)
В этом году по материальным причинам много занималась со школьниками, готовила к ЕГЭ и ОГЭ. Экзамены прошли, самое время поделиться впечатлениями.

Конечно, выборка не очень большая. Но только в одном случае я могу сказать, что школа делает все, что нужно, просто ребенку требуются дополнительные занятия. Все остальное так или иначе проблемы школы.

Первая, и самая яркая группа - это, извините, претенденты на мою внутреннюю премию "Дебил года". В одном случае я подозреваю органические нарушения и полную необучаемость. В другом - человек потерял математику где-то классе в четвертом и решительно сопротивляется попыткам ее вернуть. Подозреваю, таких тьмы и тьмы. Чрезвычайно интересно, что оба ученика довольно успешны в школе и получают отнюдь не двойки, а балансируют между тройкой и четверкой. Как же так получается? Дело в том, что в обоих случаях логику, знания и абстрактное мышление им заменяет память и интуиция. Просто звериное чутье и неплохая зрительная память. Получается неважно, по свойствам психики человек не может систематизировать знания и понимать абстракции или просто решительно не хочет. Выходит из положения он с помощью интуиции. Мне приходилось видеть совершенно чудовищные решения, которые, тем не менее, приводили к правильному ответу. А именно это и нужно в первой части ЕГЭ и ОГЭ. Напротив, многие из тех, кто хорошо мыслит и понимает математику, не могут выдать безупречный ответ из-за невнимательности или волнения. Происходит чудовищная несправедливость.

Вторая группа, на удивление обширная, - это прекрасно мыслящие ребята, которым школа просто недодала нужных знаний. Как правило, это обычные школы без всяких углублений, которые тем не менее дали неплохую базовую подготовку. В каждой школе уровень этой базы разный. Но во всех случаях, когда ко мне обращались, она была ниже возможностей ученика. И во всех случаях обращались поздно. Безумно обидно. Как правило, все эти ребята кроме школы ходили на какие-то курсы. Родители и дети считали, что этого достаточно. И только весной вдруг начинали подозревать, что чего-то не хватает.

Сейчас скажу важную вещь: курсы - это выкинутые на ветер время и деньги. Тот, кому курсы могут помочь, вполне может подготовиться самостоятельно и бесплатно. Сейчас просто лавина всевозможных бесплатных уроков и курсов в сети. Просто тьма бесплатных и очень хороших материалов для подготовки. Просто завал неплохих форумов и групп, где можно получить квалифицированную обратную связь. Это с лихвой перекрывает все, что вам могут дать курсы.
Если же человек не может воспользоваться всем этим самостоятельно, то гораздо эффективнее курсов будут редкие и/или дистанционные занятия с репетитором. Не подозревайте меня в том, что я ругаю курсы, потому что они отнимают у меня учеников. После курсов все равно приходят ко мне. А вот я сейчас скажу вещь, которая подорвет мое материальное благополучие гораздо сильнее. Если у вас тяжело с деньгами и вы не можете платить московским репетиторам, найдите преподавателя в провинции и занимайтесь с ним по скайпу. Это будет стоить вам в 2-3 раза дешевле (иногда дешевле курсов), а качество ничуть не хуже. Занятия по скайпу чуть уступают в темпе, усложняют контакт, но зато экономят ученикам время и силы. А родителям деньги.

Третья группа - это ученики сильных математических классов, мечта репетитора. Я отдыхаю душой, когда после до тошноты надоевших егэшных задач приходится разбирать что-то оригинальное, разнообразное и красивое. И если ребенок одаренный и собирается поступать по олимпиадам, то это то, что нужно. Но вот если он будет конкурировать по ЕГЭ, то тут, как ни странно, проблема.

ЕГЭ - это спорт. И он требует постоянных тренировок. А математические классы дают хорошую разнообразную математическую подготовку. Если посадить рядом учеников этих классов и тех, кто натаскивается на ЕГЭ, и дать им любой вступительный экзамен доегэшной эпохи, то пропасть будет очевидна. А вот на ЕГЭ как бы не получить обратный результат.

Ну и, к сожалению, в тех матклассах, с которыми я сталкивалась, расцветает неприкрытый снобизм. Учитель ориентирован на кучку особо талантливых ребят, а всем остальным предлагается справляться самостоятельно. Но это, кстати, общая проблема. Учитель сейчас поставлен в такие условия, что не может адекватно работать с целым классом. Просто в обычных школах ставку делают на слабых, в продвинутых - на сильных.

Если вам не надело, еще пара общих впечатлений.

Абсолютно у всех категорий провал в базовых навыках. Тех, что даются в 5-8 классах. Навыки счета и преобразований выражений. Например, подавляющее большинство испытывает затруднения в извлечении неизвестного из знаменателя или в преобразовании многоэтажных дробей. Другое дело, что одни этого просто не умеют, а другие делают медленно или склонны ошибаться. В 11 классе уже поздно доводить это до автоматизма, надо заниматься другими вещами. А в средней школе то ли детей жалеют, то ли и так загрузка большая. Но нет другого способа получить надежную базу, чем прорешать миллион примеров. Какой бы талантливый ребенок ни был, придется поработать задницей.

Чем больше хороших доступных материалов для самостоятельной подготовки, тем меньше ребята могут ими воспользоваться. Выросло поколение, которое привыкло учиться индивидуально с преподавателем. Не понимают массовых объяснений (отсюда бесполезность курсов) и тем более печатных материалов. Сесть и просто разобрать готовое решение, прочитать книжку с последовательным изложением темы, сопоставить с другим источником и сформулировать свои вопросы подавляющее большинство не может. Не потому что глупые, а просто навык не сформирован. Это я даже не по школьникам сужу, а по студентам.

С нагрузкой у старшеклассников патовая ситуация. Школа по факту норовит отожрать как можно больше времени. Дети выходят из школы в 4,5, даже 6 часов. При этом фактически большинству школа не в состоянии дать всего необходимого для поступления. Поэтому после школы ребята вынуждены ездить по курсам и репетиторам. И когда-то еще делать домашнее задание (и школьное, и от репетиторов). У кого угодно тут случится физическое и нервное истощение. В этом смысле самый благополучный ученик в этом году у меня был спортсмен на экстернате. Но там другие проблемы.
metrika: (Default)
Кстати, о словарях и автозамене...
Я много читаю о русской истории, в основном в электронном виде.
Не повезло, во-первых, баронам Фредериксам. Они сплошь и рядом "Фредерике". Например, "Министром императорского двора был назначен барон Фредерике, друг детства императора".
А во-вторых, супруге нашего последнего императора. Как известно, ее домашнее имя было Аликс. А не Алике, как сплошь и рядом приходится читать. Настолько часто, что я в какой-то момент даже подумала, черт с ней, пусть будет Алике.
metrika: (Default)
Борьба с плагиатом в нашем вузе стала окончательно бессмысленной и беспощадной. Традиционно, особенно не везет в ней математикам. У нас из человеческих слов обычно встречаются только "рассмотрим", "получим", "тогда и только тогда", и прочие банальности.

Бедным дипломникам теперь требуется представлять текст диплома только и исключительно в виде вордовского файла. Что само по себе изощренное издевательство. Особенно учитывая, что у нас целый курс посвящен ТеХу и грамотной верстке технических текстов. Опять же, лицензионный Word студентам никто не раздает.

Вишенкой на торте - попытка отправить на ручную проверку те работы, в которых робот найдет часто повторяющиеся слова, которых нет в его словаре (читай, в стандартном словаре ворда). А он половины наших терминов, даже старых, не понимает.
В общем, либо эту систему отключат, либо нас ждет коллапс.
metrika: (метр)

Прочитала впечатляющий труд Владлена Измозика по истории российской перлюстрации. Рекомендовать не буду, так как это настоящее исследование с кучей фактов, примеров, фамилий и дат. Чтение тяжеловатое, но познавательное.
Что меня впечатлило:
Во-первых, размах этого дела. Сеть закидывалась так умело, что при довольно скромных объемах выемки (После революции объемы перлюстрации очень быстро выросли в несколько раз) охват был впечатляющим. В ведомстве служили виртуозы, которые среди нескольких сот писем по мельчайшим деталям (почерку, конверту, адресу) отбирали десяток для вскрытия, и не ошибались.
Во-вторых, мелочность властей. Я понимаю, когда вскрывают почту влиятельных (знатных, богатых, знаменитых) или почту революционеров. Но когда царь лично в курсе, какое недовольство в письме своему другу высказывает мелкий чиновничишко на окраине империи и решает, как его наказать - это как-то несолидно. То есть, читать почту рядовых подданных, чтобы знать их настроения - это я понимаю. Но читать, чтобы наказать каждого, вникать в это - увольте.
В-третьих, высочайшее мастерство, с которым это проделывалось. Все эти истории про перепутанные письма, небрежно заклеенные конверты - это, за редким исключением, про самодеятельность на местах. Почтмейстер из Ревизора никакого отношения к перлюстрации не имел. Если же письмо было вскрыто профессионалами, то заметить это было невозможно. Вскрывали и дипломатическую почту (подделывали государственные печати), и шифрованные письма.
В-четвертых, большинство специалистов прекрасно пережили революцию и успешно трудились на благо новой власти. Воспитали следующее поколение перлюстраторов и, кому повезло не дожить до середины 30-х, умерли в своей постели уважаемыми людьми.
metrika: (метр)
Совершенно неожиданно прочитала (прослушала) подряд три российских современных романа.
Я глазами сейчас читаю длинный труд про историю российской цензуры и параллельно в аудиоварианте хотелось какого-то однозначного фикшна.

"Зулейха открывает глаза" - мне прямо очень понравилась. При том, что и в сюжете много огрехов, и тема раскрыта в целом банальным образом, но это просто очень хорошо написано и очень приятно читать. Как-то одновременно просто и свежо. И на удивление не так уж мрачно.

С Улицкой последнее время у меня сложные отношения. Отдаю ей должное, но не трогает и все. Вот по мастерству она на голову выше Яхиной, но "Зулейха..." трогает, а "Лестница.. " нет, и что поделаешь.

"Музей революции" Архангельского - чистое, беспримесное г... Зачем дослушала до конца - до сих пор не знаю. Ни слова в простоте. На один абзац по две вычурных метафоры. Вроде и неплохих, но к третьей странице уже хочется их автору в глотку обратно затолкать.  В общем, это низкопробное бульварное чтиво с большой пребольшой претензией. Дети, не делайте как я, не читайте Александра Архангельского.
metrika: (метр)

Посоветуйте пожалуйста программку делать скриншоты части экрана на седьмую винду. Простую, бесплатную и желательно чтобы сразу в буфер обмена картинку отправляла.

У меня наконец-то пошли серьезные дистанционные уроки и надо быстро вырезать фрагменты из самых разных источников и вставлять в гуглодокументы.

metrika: (метр)
А нет ли какого общественного движения "За сохранение здравого смысла и душевного здоровья в текущей политической ситуации".
Надо же как-то спасаться, организовывать группы взаимопомощи.
metrika: (метр)
Давненько что-то я не ругала нашу систему образования...

Итак, в следующем году нас опять ждет резкое увеличение нагрузки. Кроме формального увеличения аудиторных часов на ставку планируется отменить консультации и другие формы индивидуальной работы со студентами. То есть, сейчас это происходит так: на каждый из основных предметов предусмотрена одна пара в две недели, когда студент может прийти и задать вопросы, переписать контрольную, поработать над д.з и вообще пообщаться с преподавателем. Очень часто эти часы уходили под доп. семинары. Потому что учебный план и так очень напряженный, а праздников не предусматривает вообще. К примеру, в этом семестре пропало 4 понедельника. А всего их 17 в семестре.
Консультации - единственное время, когда я могу объяснить студенту его ошибки, когда могу с ним пообщаться, что-то спросить, что-то подсказать, что-то объяснить. Это квинтэссенция учебного процесса.

Со следующего семестра ничего этого не будет. Нет, конечно, я могу по-прежнему консультировать их в коридоре в свое свободное время. Могу даже попросить аудиторию (только в неудобные часы, когда есть свободные) и работай сколько влезет. Только вот это называется благотворительность. И я совершенно не готова заниматься ей в таких объемах и для всех студентов.

Последнее время на кафедру приходит много бумаг о наших обязанностях. Подробно расписывают за что нам будут платить премии, а за что, наоборот, не продлевать контракт. По результатам изучения этих бумаг оказывается, что самое важное и прибыльное в нашей работе - писать статьи в "нужные" издания. Вообще, научная работа гораздо важнее и лучше оплачивается, чем учебный процесс. Ладно, что остается на учебный процесс? Самое важное - составлять учебные программы, руководить опять же научной работой студентов. На худой конец возить их на олимпиады и конкурсы, где они будут занимать высокие места. Методическая поддержка учебного процесса - никого не интересует. Писать методички, составлять домашние, контрольные, экзамены... Это нигде не упомянуто. То есть, оно как бы должно быть, но за успехи в этом не поощрят, а за недостатки не ругают. Единственное, что упомянуто в связи с учебной работой и студентами - это успеваемость. Раньше хоть носились со всяким контролем качества образования. Сейчас просто не должно быть двоек. То есть, поставил всем все и сразу, ничему никого не научил - отлично. Получи премию и будь примером другим нерадивым преподавателям. В этих условиях отправлять студентов на пересдачу - это заниматься даже не благотворительностью, а мазохизмом.

Практика показывает, что те, кто действительно занимается наукой, в 99% случаев не хотят и не умеют возиться со студентами младших курсов: учить их дифференцировать, интегрировать, оборачивать матрицы и т.п. А те, кто все это любит и умеет, не занимаются научной работой. Опять же, качественно делать и то, и это  - недолго надорваться.

И люди постепенно уходят. С одной стороны, с доцентами и профессорами, которые не дотягивают по публикациям, просто не продляют контракт. Подозреваю, таким образом экономят зарплатный фонд. Неостепененному преподавателю за ту же работу платят вдвое меньше. С другой - пенсионеры уходят сами. Совместители тоже подумывают. Молодежь защищается и тут же уходит. В этом году впервые некоторые кафедры не сражались за дополнительные часы, а ходили искали кому бы их отдать. Просто некому работать. Говорят, что некоторые кафедры устраивают "карусель". При приеме на работу 2 года можно не проходить конкурс. Берут преподавателя без статей, он два года работает, потом уходит. Но это ненадолго. Нам все время говорят, что нас и так слишком много. Мировые нормы о количестве студентов на одного преподавателя гораздо выше. Только вот хотелось бы тогда и тамошних студентов, а не наших егэшников на подушевом финансировании.

В общем, понятно, что высшее образование у нас отвратительное, преподаватели некомпетентные, все вузы надо разогнать, и т.д., и т.п. Только вот я не вижу, что вместо? Те, кто действительно занимается наукой, стонут не меньше. Потому что надо гнать количество статей. Цифры уже вообще какие-то дикие. Люди вынуждены заниматься профанацией.
При постоянных разговорах об инновациях у нас всего несколько лекционных аудиторий оборудованы проекторами или интерактивными досками. О семинарских я и не говорю. Я бы с радостью осваивала новые форматы лекций, только вот мне никто не гарантирует такую аудиторию в каждом семестре. Мы оборудованы хуже, чем средняя московская школа. Лицензионных мат. пакетов мало, и среди них нет некоторых очень нужных. А в тех, что есть, ограниченные лицензии.

В общем, на словах хотят, чтобы "все как у больших на западе". А на деле стремительно разрушаем свои сильные стороны, не приобретая чужих.
metrika: (метр)


Спектакль 2009 года, когда Богомолов  был еще человеком зритель-френдли. Очень живой, веселый, ироничный. Конечно, основные нынешние мотивы были уже тогда. И к совершенно искренней радости все-таки горечь кое-какая примешивается. И, в общем, кто тут волки, а кто овцы, кто люди, а кто собаки еще надо посмотреть. Одни вызывают отвращение, другие презрение. Все хороши, включая наверное зрителей. Это второй из виденных мною спектаклей Богомолова, где отчетливо заявлена нацистская тема. Вообще, наверное только в зале на 200 мест сегодня безбоязненно можно представлять спектакль, который отчетливо соединяет православие и фашизм.
Кстати, о сцене. Я первый раз была на малой сцене МХТ. Потрясающий эффект. Вот уж по-настоящему живой театр. Совершенно особенное ощущение присутствия и своего зрительского соучастия в спектакле. И актерам никуда не спрятаться. В первый раз вижу Розу Хайруллину как отличную актриссу, а не функцию и талисман Богомолова. Остальные тоже прекрасны, пожалуй кроме Олеси Ленской. Интересно было бы посмотреть на Дарью Мороз в этой роли.
metrika: (метр)

Предельно искренний и вместе с тем вполне литературный (особенно к концу) дневник девушки с 1885 до 1902г. С 12 до 27 лет. Дневник закончен за пол года до таинственной и трагической смерти. Последняя запись - спокойное решение о самоубийстве. Трудно отделаться от мысли, что Елизавета сознательно завершила свою жизнь также, как свое литературное произведение.

Дневник очень искренний и простой. И этим чрезвычайно интересен. Мы имеем массу мужских гимназических мемуаров этого времени, а женские я даже не припомню. Дневник с начала и до конца сосредоточен преимущественно на внутренней жизни, но автор с самых юных лет умеет очень коротко, образно и метко сообщить о повседневных реалиях. Это чрезвычайно интересно. Практически не описывая политическую и общественную обстановку она умеет как в зеркале отобразить это все через собственную жизнь и повседневность.

Вообще, безумно жалко, что ее жизнь оборвалась в 27 лет. Потому что у меня эта девушка вызывает искреннее восхищение. Окончив в 17 лет с медалью гимназию и страстно желая учиться дальше, она вынуждена 4 года (до совершеннолетия) прозябать в провинции с матерью-тиранкой, которая категорически против учебы. Представьте, что такое в 17 лет просидеть 4 года в болоте? И вот тут Елизавета обнаруживает такой характер и такое здравое понимание ситуации, которое даже многим нынешним девушкам не снилось. Единственная возможность освободиться от материнского гнета - замужество. Кажется, что все вокруг к этому подталкивает. Но Елизавета очень хорошо понимает, что она просто сменит временное рабство на пожизненное. А надеяться на то, что муж будет понимающий и позволит ей делать что она хочет, по меньшей мере наивно.

Те страницы, которые посвящены замужеству и дальнейшей судьбе ее младшей сестры, я бы вообще в обязательном порядке давала читать нынешним девушкам. Это и про "любовь", и про "мой-не-такой", и про в целом счастливую семейную жизнь. Елизавета мучилась сильным чувством вины, считая, что подтолкнула сестру к замужеству. Ей опять удается буквально несколькими мазками показать, что в этом всем неправильно. И жених вроде неплохой, и сестра влюблена, и нельзя сказать, что кто-то кого-то заставляет. Да и живут вроде счастливо. И все вокруг уверены, что "женщина сама выбрала семью, а не карьеру".

Сама Елизавета неимоверными усилиями все-таки добивается поступления на Высшие женские курсы. Она считает, что вырвалась из угнетения, и теперь сможет жить полной жизнью. Но на деле оказывается все то же самое. И вся ее дальнейшая история, даже с глупой детской влюбленностью в доктора, про "трагедию лишнего человека". Она слишком умна и, как ни странно, слишком спокойна, чтобы кинуться с головой в одну из крайностей, которые ей предлагает современность. Она весьма скептически относится к политическим кружкам, к студенческим брожениям, при том, что к правительству испытывает едва ли не меньше симпатии, чем революционеры. На призывы курсисток присоединиться к студенческим протестам вполне здраво замечает, что университет как закроют, так и откроют, а курсы прикрыть ничего не стоит. Тем более, что они единственные в стране. То есть, по сути женщинам опять предлагают принести свои интересы в жертву мужским.

По окончании курсов опять же здраво видит, что идти преподавать, тем более "в народ", - это не нести свет, а становиться винтиком уродливой системы. Отчетливо понимает, что не она переделает систему, а система перемелет ее, заставит превратиться в то, что ей отвратительно.
Продолжает обучение за границей, твердо зная, что работать по специальности в России не сможет. И вот там кажется теряет интерес к образованию. Потому что образование ничего ей не дало, кроме более отчетливого понимания, как все беспросветно. Думаю, что именно это осознание собственной ненужности и привело ее к гибели, а вовсе не несчастная любовь. Да, конечно, эта любовь рано или поздно должна была ее настигнуть. При такой-то жизни совершенно неудивительно, что первый человек, который проявил к ней участие, внимание, заботу, стал объектом ее зависимости. Совершенно подростковой по форме, но очень взрослой по сути. И основная трагедия этого чувства не в том, что он ее не любит. А в том, что она любит человека, совершенно не разделяющего ее убеждений. А по-современному говоря "тупую шовинистическую свинью"

metrika: (метр)

Сходили на последний спектакль Богомолова.
Сильные, но смешанные чувства.

Прекрасно понимаю, откуда пошли крики возмущенных зрителей в прессе и блогах. Дело конечно не в том, что режиссер надругался над Достоевским. Как раз по своим меркам не очень и надругался. И не в оскорблении общественной нравственности. "Мушкетеры" оскорбляют ее куда сильнее. И даже не в педофилии. В "Идеальном муже" ее вполне достаточно.

Догадка, возникшая в "Мушкетерах": "Да он просто издевается", после "Князя" превращается в уверенность. Да, он издевается. И это уже невозможно игнорировать. Он издевается бесконечными затянутостями, паузами, подчеркнуто неоживляемыми монологами. Издевается всем музыкальным рядом. (Уже не первый спектакль подчеркнуто расправляется со всей музыкальной ностальгией советского человека). И, наконец, для тех, кто все еще не понял, выходит и "мочится" в зрительный зал. Куда уж высказаться яснее.

Богомолов, безусловно, провоцирует зрителя. И с каждым спектаклем все злее и сильнее. Но делает он это не для того, чтобы позлорадствовать: "Эк я над вами поиздеваюсь, а вы будете безропотно сидеть и смотреть". И уж конечно не для взвинчивания кассовых сборов. Смешно было читать у кого-то такое предположение. На мой взгляд он как раз делает ровно противоположное, хотя прекрасно знает как заставить состоятельную публику ломиться на его спектакли. А тут артисты даже на поклоны не выходят.

Он просто хочет добраться до зрителя: до его сути, до его беззащитного нутра. И задать пару неприятных вопросов. Кому же это понравится... Это же не то, что посмеяться где надо, всплакнуть где положено, и выйти с сознанием хорошо проведенного вечера.
Но делает он это все очень честно и, на мой взгляд, искренне. Кстати, то, что он сам играет Мышкина - тоже много значит. Пожалуйста, каждый может кинуть гнилым помидором или набить морду, когда он спускается в зал (не удивлюсь, если кто-то однажды и набьет).

Что касается содержания, то конечно, взгляд на Мышкина как на темную, а не светлую фигуру интересен, но не нов. Вообще, что Мышкин, что Алеша Карамазов у Достоевского вовсе не такие блаженные иисусики, как их принято было трактовать. При всем смешении текстов и авторов, Достоевского в спектакле много. Произносится с современными интонациями и воспринимается как что-то свежее, но это текст Достоевского.
Детская тема конечно центральная и острая. Ну так она и у Достоевского примерно такая же. Многократно повторяемое "ебенок" - пошлость? А смех в зале на этих словах?  По-моему, гораздо большая пошлость. Вообще, это действительно серьезный разговор. И дети не умильные ангелочки, и мы отвратно жалеем "бедных сироток".

Независимо ни от чего, Збруев  - великий актер.
И да, когда текст быстро, впроброс, говорят Збруев или Вержбицкий, все четко и понятно. А вот когда Богомолов, приходится сильно напрягаться и все равно половину не разобрать...
metrika: (метр)

Сходили на Макбет в МХТ.
Польский режиссер Ян Клята - явно продолжатель дела Богомолова. Как шутили мы с подругой: "Камеры есть, экраны есть, Роза Хайруллина играет очередного андрогина". Однако провокаций у этого режиссера заметно меньше, а музыки и пластики значительно больше. Ну и он конечно не так жесток к зрителю и актерам. Хотя иронии в спектакле достаточно, общее высказывание вполне внятное и однозначное.
Вообще, самое главное достоинство ( на мой взгляд), что в общем-то замшелой пьесе удалось вернуть ее изначальную силу и смысл. Что такое шекспировские злодеяния для современных людей? Ну прирезал одного-двух, подумаешь. А тут без излишнего натурализма, без рек крови удалось вернуть масштаб трагедии.

Два часа без антракта. (Это конечно не по-богомоловски :). Кое-кто уходил посреди спектакля. Боюсь, что эти люди шли на классическую пьесу в классический театр и были, конечно, жестоко обмануты... Всем остальным рекомендую.
metrika: (метр)
У меня как у графа Уварова есть своя триада.
"Православие! Самодержавие! Народность!"
"Фамилия! Группа! Вариант!"
Меняются группы, курсы и потоки. Домашняя работа сменяется контрольной и обратно, а я продолжаю вколачивать в головы студентов: "Подпишите фамилию, группу, вариант... фамилию, группу вариант"
Да, группу обязательно. у меня их стопицотмильонов Иначе ваша проверенная тетрадка уйдет к соседям, будете сами вызволять.
Нет, это должно быть написано именно на обложке, а не внутри. Я не могу открывать каждую тетрадь в пачке, чтобы узнать чья она.
Нет, почерк сличать не буду. Неподписанные контрольные в конце семестра разыграю на аукционе. Вслепую. Шутка.
И ничего не меняется...
То фамилию забудут, то группу, то вариант.
metrika: (метр)


Мемуары трех выбившихся в люди евреев об их детстве в местечках.
Поражаюсь, как многие еврейские практики взаимодействия с антисемитским государством благополучно пережили революцию и использовались еще на моей памяти.
И вообще: "Все придумано задолго до нас".

Например, вот что пишет о ЕГЭ знаменитый адвокат Г.Б. Слиозберг:

"В полтавской гимназии в течение нескольких лет заведено было, что ученики 8-го класса делали ежемесячные взносы на образование фонда для подкупа почтовых чиновников, за то, что они давали возможность тайно вскрыть пакеты с экзаменационными темами для письменных испытаний. Эти темы для гимназии посылались из канцелярии попечителя учебного округа, в пакетах по каждому предмету особо. Получение зараз нескольких пакетов от попечителя давало возможность почтовым чиновникам узнавать о времени прибытия тем, и им ничего не стоило на несколько часов задержать доставку пакетов в канцелярию гимназии и за это время ознакомить с содержанием их представителя гимназистов 8-го класса. За неделю, таким образом, мы знали, какие задачи по алгебре, арифметике, геометрии, тригонометрии нам зададут, какое сочинение нам нужно будет написать, какой перевод с русского на латинский и греческий языки нам надо будет сделать."

Еще цитаты можно посмотреть по ссылке
http://www.livelib.ru/book/1000466345/quotes#quotes
metrika: (метр)
Заполняю документы к предстоящей всероссийской конференции школьников. Область, населенный пункт, образовательное учреждение, класс. Читаю:

Краснодарский край, г. Краснодар
МБОУ средняя общеобразовательная школа №...
МУДО «Малая академия», 11 класс


Это ж как в Краснодарском крае любят русский язык!
metrika: (метр)
Иду сегодня с лекции и слышу как два студента меня обсуждают: "Прикинь, за это, говорит, мы и любим ортонормированный базис. А сама корень на всю доску написала..."
Я и правда им выводила длину вектора в ортонормированном базисе. И это действительно просто. Но если я им попробую показать что будет в неортонормированном базисе, они от меня в страхе разбегутся.
metrika: (метр)

Казалось бы, все мы знаем суть милгрэмовского эксперимента. Объяснить его можно в нескольких предложениях, и зачем тогда, спрашивается, читать толстую книжку?

Ну, во-первых, это интересно. Она хорошо и увлекательно написана. В лучших традициях "научных детективов".
Во-вторых, как ни странно, книжка оказалась весьма жизнеутверждающей. Не превращает читателей в мизантропов, как можно было бы предположить. А автор по-моему вообще оптимист и человеколюбец.
В-третьих, об эксперименте (вернее, многочисленных похожих экспериментах) мы знаем довольно мало. В книге приведен подробный научный анализ, конкретные цифры, проверявшиеся гипотезы. Это позволяет как-то серьезнее и глубже задуматься о проблеме. Без ажиотажа и скандальности. И без паники.

Некоторые закономерности очень интересны. Например, те испытуемые, кто все-таки остановил эксперимент и не подчинился жестокому приказу, впоследствии были склонны испытывать большее чувство вины за то, что зашли слишком далеко, чем те, кто подчинялись до конца.
Очень интересно рассказано об отложенных (спустя год) интервью с участниками. В частности им задавали вопрос, как на них повлияло участие в эксперименте.

В общем, очень своевременная книжка.

Profile

metrika: (Default)
metrika

August 2017

S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Aug. 16th, 2017 07:33 pm
Powered by Dreamwidth Studios