metrika: (Default)
Нет, это не интернет зависимость. Я вполне могу без интернета (какое-то время). Когда интернет пропадает по вине провайдера, я очень неплохо себя чувствую. Это и не привязанность к своему компьютеру. Летом по три месяца я спокойно сижу на чужом компе, в котором "все не так". Да и в доме слава богу хватает техники, так что случись что с моим компом, будет где временно "голову преклонить". Рациональных объяснений тому, что со мной происходит, когда возникают проблемы с компом, нет.

А происходит натуральная паника и длительное стрессовое состояние. Совершенно не адекватное случившемуся! Случаются-то вещи совершенно житейские: вирусы (или подозрения на них), сбои, некорректная работа программ или сложность с их установкой. Да что там вирусы... Когда я просто "переезжала" на новый, любовно выбранный и по всем показателям замечательный компьютер, испытывала нечто подобное. Дело даже не в том, что надо было все заново поставить, настроить привычным образом. Я испытывала натуральный стресс, пока как следует не "обжилась", пока не отпала необходимость что-то менять, устанавливать, настраивать. Пока не привыкла не только к картинкам и заставкам, но и к тому, как он шумит, с какой скоростью откликается на то или другое действие.

Я не знаю как это описать... Каждый раз, как происходит что-нибудь нестандартное, у меня обрывается сердце. Я много раз спрашивала себя, чего я так боюсь. И ответа толком не находила. Вероятно того, что эта неопределенность будет длиться и длиться. Я пытаюсь себя увещевать и спрашиваю, ну что самого худшего может произойти? Ну придется систему переустанавливать. Это что, конец света? Да, получается конец света. Потому что она точно не встанет, а если встанет, то криво, а если не криво, то мне не удастся настроить опять все программы. А если я их все-таки настрою, то оно опять сломается. В общем, мы все умрем.

Жизнь конечно регулярно отвечает мне взаимностью. У меня никогда ничего не получается "штатно". (Ну почти никогда). Если уж возникают проблемы, то они всегда экзотические, от которых даже специалисты озадаченно чешут репу. Ну или мне не попадались нормальные специалисты. Вообще, я очень долго носилась с идеей найти специально обученного человека, который за деньги решал бы все мои проблемы с компьютером. Но это похоже сродни идее найти специально обученного человека, который вообще бы все мои проблемы решал. Во-первых, этому человеку надо очень доверять. Во-вторых, неизбежно придется смириться, что он сделает так, как удобно ему, а не мне. Ну и в-третьих, такие люди почему-то долго не задерживаются. Меняют работу или им просто становится неинтересно (в том числе финансово) раз в несколько лет ковыряться в нестандартных проблемах. А новый специалист естественно приходит с новыми заморочками, говорит "кто вам это все наворотил" и вообще "вот эта программа плохая, давайте вместо нее поставим вот эту хорошую" и т.д. Мне кажется, тут как с медициной: нельзя окончательно отдаться в руки врачей. Все равно приходится принимать решения и нести ответственность.

Чувствуете, какие у меня сравнения? Это не случайно. Мои ощущения в данной ситуации ближе всего к тем, какие я испытываю, когда сама или близкие серьезно заболевают. Неслабо, да? Представляете, как это выглядит со стороны!

Я много раз пыталась понять, почему так происходит. Ведь я могу долгое время спокойно сидеть на "временной" машине и не переживать, что там что-то не настроено наилучшим для меня образом. Даже наоборот, мне легче от сознания, что случись что - это будут не мои проблемы. Вернее, не столько даже не мои, сколько решаемые простыми стандартными средствами. В конце концов, отнести в сервис и пусть там все переставят заново. Почему же не получается так относиться к родному домашнему компу? На нем все должно быть основательно и как следует, на долгие времена. На нем нельзя мириться с тем, что что-то не работает или работает непонятно. Я конечно известный параноик в плане вирусов и безопасности. Особенно с тех пор как стала через интернет тратить деньги. Но одной безопасностью это все-таки не объяснишь.

Мне кажется, дело может быть в том, что именно домашний компьютер для меня - зона расслабления и отдыха. Зона, где я все контролирую, и, следовательно, область безопасности. И когда контроль ускользает именно в этом месте, начинается паника, как будто это мир в целом стал нестабилен.
metrika: (Default)
Я кажется уже об этом говорила, но сейчас опять захотелось высказаться.
Все эти "мне психолог посоветовал" или даже "а вот психологи советуют" совершенно не отражают сути явления. Точно также как и фраза "психолог никогда советов не дает". При том, что сами по себе эти утверждения могут быть вполне верными.

Психолог, как мне кажется, не имеет дела с поступками. А только с внутренними состояниями. Поэтому сами по себе констатации "муж изменяет" или "я мужу изменяю", "ребенок не слушается" или "я на ребенка срываюсь" ничего о ситуации не говорят. Это проявление проблемы, отправная точка для разговора, и только. Под одними и теми же действиями (одинаково называемыми) могут скрываться самые разные внутренние состояния, те самые психологические напряги, которые и выливаются в нежелательные действия. Нельзя "лечить" первые, не разобравшись с последними. Хотя бы не поняв, что именно на самом деле (внутренне) имеет место.
С другой стороны, один из механизмов подобраться к внутреннему - воздействовать на внешнее. Все эти книги с советами "поступайте с ребенком так-то и так-то" - вовсе не тотальное шарлатанство. Они через конкретные советы как действовать пытаются изменить отношение. Ну к примеру распространенное нынче "ребенка надо обнимать, целовать, нежить и т.д." Я так и представляю себе маму, которая восприняла этот совет как рецепт врача, и тщательно по будильнику подходит поцеловать ребенка. Давший совет очевидно рассчитывает вовсе не на это. Видимо он все-таки считает, что в массе своей детям не хватает родительского тепла, внимания, тактильного контакта. Прочитав такой совет в книжке некоторые может быть просто впервые задумаются, что ребенку в принципе может этого не хватать. И одно это уже довольно сильно поменяет их внутреннее состояние. Другие может быть об этом уже задумывались, но такой совет поможет им справиться с собственными страхами и тормозами, не позволяющими полноценно выражать эти свои эмоции. Третьим вдруг удастся в пылу гнева вдруг поймать себя на мысли, что возможно ребенок не вредничает, а действительно в чем-то нуждается. И это прежде всего поможет снизить родительскую напряженность. А уж какие за этим последуют конкретные действия, не так важно.
А вот четвертым, у которых проблема совсем в другом, это ничем не поможет. А может даже усугубит. Вместо лучшего понимания своей собственной конкретной ситуации они будут размахивать советами психолога как своего рода индульгенцией.

На мой взгляд, трагическая правда состоит в том, что приходишь к психологу с проблемой "ребенок плохо учится", а уходишь с собственной разбитой жизнью, если можно так выразиться. Одно тянет за собой другое, и как правило не удается поправить "проблему успеваемости", не затронув при этом остальные, весьма болезненные сферы жизни. В какой-то момент даже думаешь "далась мне эта успеваемость". Но еще больший трагизм ощущаешь в момент, когда понимаешь, что никакие изменения невозможны без собственного на то активного желания и готовности эту боль переживать. Поэтому, например, совершенно пропадает желание тащить к психологу близких. Более того, иногда видишь, как человек мучается, осознавая какую-то проблему и пытаясь найти выход. Но при этом понимаешь, что проблема-то завязана на нечто большее, на что-то, что лежит в основе его жизни. И если по-хорошему пытаться ее решить, то это потянет такое... К чему опять же человек не готов и совершенно этого не хочет.

Я очень хорошо помню, как в какой-то момент, после первой эйфории у меня появилось чувство, что Л.А. как-то неохотно откликается на мои попытки продвинуться дальше, затронуть еще и другие проблемы, другие сферы жизни. Мне-то казалось, что все так волшебно получается, сейчас-то мы быстренько разберемся со всем, что меня беспокоит.
Потом, когда прошло достаточно много времени, и я оказалась в ужасном раздрае как раз в той области, в которой считала, что "уж тут-то у меня все в порядке", Л.А. сказала что-то в духе "вот и подумаешь, стоит ли все это затевать". Думаю, она этим хотела не только поощрить и поддержать меня, но и зафиксировать мысль, насколько это все тяжело и непредсказуемо. И насколько каждый человек имеет право не заниматься этим. И, кстати, именно это мне очень помогает в некоторые моменты (например, в общении с родителями) или в понимании, что у меня самой тоже остались такие закрытые зоны.
metrika: (Default)
Я кажется уже об этом говорила, но сейчас опять захотелось высказаться.
Все эти "мне психолог посоветовал" или даже "а вот психологи советуют" совершенно не отражают сути явления. Точно также как и фраза "психолог никогда советов не дает". При том, что сами по себе эти утверждения могут быть вполне верными.

Психолог, как мне кажется, не имеет дела с поступками. А только с внутренними состояниями. Поэтому сами по себе констатации "муж изменяет" или "я мужу изменяю", "ребенок не слушается" или "я на ребенка срываюсь" ничего о ситуации не говорят. Это проявление проблемы, отправная точка для разговора, и только. Под одними и теми же действиями (одинаково называемыми) могут скрываться самые разные внутренние состояния, те самые психологические напряги, которые и выливаются в нежелательные действия. Нельзя "лечить" первые, не разобравшись с последними. Хотя бы не поняв, что именно на самом деле (внутренне) имеет место.
С другой стороны, один из механизмов подобраться к внутреннему - воздействовать на внешнее. Все эти книги с советами "поступайте с ребенком так-то и так-то" - вовсе не тотальное шарлатанство. Они через конкретные советы как действовать пытаются изменить отношение. Ну к примеру распространенное нынче "ребенка надо обнимать, целовать, нежить и т.д." Я так и представляю себе маму, которая восприняла этот совет как рецепт врача, и тщательно по будильнику подходит поцеловать ребенка. Давший совет очевидно рассчитывает вовсе не на это. Видимо он все-таки считает, что в массе своей детям не хватает родительского тепла, внимания, тактильного контакта. Прочитав такой совет в книжке некоторые может быть просто впервые задумаются, что ребенку в принципе может этого не хватать. И одно это уже довольно сильно поменяет их внутреннее состояние. Другие может быть об этом уже задумывались, но такой совет поможет им справиться с собственными страхами и тормозами, не позволяющими полноценно выражать эти свои эмоции. Третьим вдруг удастся в пылу гнева вдруг поймать себя на мысли, что возможно ребенок не вредничает, а действительно в чем-то нуждается. И это прежде всего поможет снизить родительскую напряженность. А уж какие за этим последуют конкретные действия, не так важно.
А вот четвертым, у которых проблема совсем в другом, это ничем не поможет. А может даже усугубит. Вместо лучшего понимания своей собственной конкретной ситуации они будут размахивать советами психолога как своего рода индульгенцией.

На мой взгляд, трагическая правда состоит в том, что приходишь к психологу с проблемой "ребенок плохо учится", а уходишь с собственной разбитой жизнью, если можно так выразиться. Одно тянет за собой другое, и как правило не удается поправить "проблему успеваемости", не затронув при этом остальные, весьма болезненные сферы жизни. В какой-то момент даже думаешь "далась мне эта успеваемость". Но еще больший трагизм ощущаешь в момент, когда понимаешь, что никакие изменения невозможны без собственного на то активного желания и готовности эту боль переживать. Поэтому, например, совершенно пропадает желание тащить к психологу близких. Более того, иногда видишь, как человек мучается, осознавая какую-то проблему и пытаясь найти выход. Но при этом понимаешь, что проблема-то завязана на нечто большее, на что-то, что лежит в основе его жизни. И если по-хорошему пытаться ее решить, то это потянет такое... К чему опять же человек не готов и совершенно этого не хочет.

Я очень хорошо помню, как в какой-то момент, после первой эйфории у меня появилось чувство, что Л.А. как-то неохотно откликается на мои попытки продвинуться дальше, затронуть еще и другие проблемы, другие сферы жизни. Мне-то казалось, что все так волшебно получается, сейчас-то мы быстренько разберемся со всем, что меня беспокоит.
Потом, когда прошло достаточно много времени, и я оказалась в ужасном раздрае как раз в той области, в которой считала, что "уж тут-то у меня все в порядке", Л.А. сказала что-то в духе "вот и подумаешь, стоит ли все это затевать". Думаю, она этим хотела не только поощрить и поддержать меня, но и зафиксировать мысль, насколько это все тяжело и непредсказуемо. И насколько каждый человек имеет право не заниматься этим. И, кстати, именно это мне очень помогает в некоторые моменты (например, в общении с родителями) или в понимании, что у меня самой тоже остались такие закрытые зоны.
metrika: (Default)
Смех смехом, но начнешь понимать людей, которые боятся, что психологи их зомбируют. :))

Я после долгого перерыва опять была у Л.А. Ничего особенного, но с ребенком реально тяжело. И у него возраст трудный, и мне уже хочется наконец зажить своей жизнью. В сад только осенью, но уже сейчас настоятельная потребность куда-нибудь его "сдать". В общем, на фоне обоюдной усталости полная педагогическая несостоятельность.

Если честно, я шла на консультацию без особого энтузиазма. Мне казалось, что я примерно понимаю, что происходит. Ребенку нужно мое внимание, сил его дать у меня нет, вот он и привлекает его всеми доступными, преимущественно отрицательными, способами. И все правильные слова я могла себе сказать, и даже другим посоветовать. Вот только сделать это было решительно невозможно. Ну как уделять больше полноценного внимания, когда каждую минуту хочется чисто физически отдалиться, когда так и норовишь сбежать хоть в другую комнату.

Сходила. Поговорили примерно об этом же. Ничего нового. Плюс конечно разобрали сопутствующие напряги из вечной серии "консерватория-суд-сибирь" и вообще "ребенок достался неправильный". Домой ехала без особых надежд и даже без чувства облегчения. И вот неделя прошла, я себя не узнаю, а заодно и ребенка. Вроде внешне все то же самое, но гораздо спокойнее. И не раздражает он уже так. И на убийственное "давай поиграем" уже не хочется собрать вещи и сбежать в другой город, а прикидываешь, что можно реально 5 минут покатать машинки, а потом спокойно пол часа читать, периодически подавая нужные реплики. И если ребенок тащит тебя от компьютера, то проще вовремя вытащиться и сесть рядом с ним с книжкой. Если и это не прокатит, то сменить свою книжку на его на 5 минут .

Новость не в том, что я этого всего не знала, а в том, что сейчас это почему-то стало возможным исполнить.
metrika: (Default)
Смех смехом, но начнешь понимать людей, которые боятся, что психологи их зомбируют. :))

Я после долгого перерыва опять была у Л.А. Ничего особенного, но с ребенком реально тяжело. И у него возраст трудный, и мне уже хочется наконец зажить своей жизнью. В сад только осенью, но уже сейчас настоятельная потребность куда-нибудь его "сдать". В общем, на фоне обоюдной усталости полная педагогическая несостоятельность.

Если честно, я шла на консультацию без особого энтузиазма. Мне казалось, что я примерно понимаю, что происходит. Ребенку нужно мое внимание, сил его дать у меня нет, вот он и привлекает его всеми доступными, преимущественно отрицательными, способами. И все правильные слова я могла себе сказать, и даже другим посоветовать. Вот только сделать это было решительно невозможно. Ну как уделять больше полноценного внимания, когда каждую минуту хочется чисто физически отдалиться, когда так и норовишь сбежать хоть в другую комнату.

Сходила. Поговорили примерно об этом же. Ничего нового. Плюс конечно разобрали сопутствующие напряги из вечной серии "консерватория-суд-сибирь" и вообще "ребенок достался неправильный". Домой ехала без особых надежд и даже без чувства облегчения. И вот неделя прошла, я себя не узнаю, а заодно и ребенка. Вроде внешне все то же самое, но гораздо спокойнее. И не раздражает он уже так. И на убийственное "давай поиграем" уже не хочется собрать вещи и сбежать в другой город, а прикидываешь, что можно реально 5 минут покатать машинки, а потом спокойно пол часа читать, периодически подавая нужные реплики. И если ребенок тащит тебя от компьютера, то проще вовремя вытащиться и сесть рядом с ним с книжкой. Если и это не прокатит, то сменить свою книжку на его на 5 минут .

Новость не в том, что я этого всего не знала, а в том, что сейчас это почему-то стало возможным исполнить.
metrika: (Default)
Разговор в комментариях к предыдущему посту всколыхнул одну историю, о которой хочется рассказать, хотя она не совсем об этом.

Я отлично помню, когда пришла к Л.А. (своему психологу) с проблемой "Мне кажется, что у дочки все есть, что мы удовлетворяем все ее материальные желания, ей нечего больше хотеть". Дочке тогда было 5-6 лет, и мне уже в целом заметно полегчало, раз дело дошло до таких "мелочей".

Не сказать, чтобы мы тогда жили очень богато, но как-то так получалось, что если дочка что-то просила (а просила она редко), то мы с удовольствием ей это покупали. Куклу "барби" или "лего" на день рождения, новый год и еще парочку вне праздников. Мягкую игрушку, которая вдруг сильно понравилась. Нарядное дорогое платье, которое явно не соответствовало нашему тогдашнему бюджету.
Нам было приятно, дочке было приятно, денег хватало, но меня время от времени грызла тревога, что ребенок получает все, что ни захочет. И получает довольно быстро (не ждет месяцами). Иногда вообще спонтанно. Это же моя любимая "консерватория-суд-сибирь".
Во-первых, ребенок не научится ценить вещи. Во-вторых, привыкнет, что все ее желания тут же исполняются, и "в один прекрасный день"... ну что обычно бывает " в один прекрасный день" сядет на шею, начнет цинично требовать, не сможет понять отказ, когда придется отказать, и т.д. В общем, полный набор. Причем, я естественно совершенно не представляла себе, каким именно образом нынешняя идиллия сменится кошмаром. Но что кошмар будет - не сомневалась.

Не воспроизведу точно, как именно мы с Л.А. разбирались в ситуации. Помню, что там дружно повылазили все "мои" сюжеты, хоть перекличку делай.
Read more... )
metrika: (Default)
Разговор в комментариях к предыдущему посту всколыхнул одну историю, о которой хочется рассказать, хотя она не совсем об этом.

Я отлично помню, когда пришла к Л.А. (своему психологу) с проблемой "Мне кажется, что у дочки все есть, что мы удовлетворяем все ее материальные желания, ей нечего больше хотеть". Дочке тогда было 5-6 лет, и мне уже в целом заметно полегчало, раз дело дошло до таких "мелочей".

Не сказать, чтобы мы тогда жили очень богато, но как-то так получалось, что если дочка что-то просила (а просила она редко), то мы с удовольствием ей это покупали. Куклу "барби" или "лего" на день рождения, новый год и еще парочку вне праздников. Мягкую игрушку, которая вдруг сильно понравилась. Нарядное дорогое платье, которое явно не соответствовало нашему тогдашнему бюджету.
Нам было приятно, дочке было приятно, денег хватало, но меня время от времени грызла тревога, что ребенок получает все, что ни захочет. И получает довольно быстро (не ждет месяцами). Иногда вообще спонтанно. Это же моя любимая "консерватория-суд-сибирь".
Во-первых, ребенок не научится ценить вещи. Во-вторых, привыкнет, что все ее желания тут же исполняются, и "в один прекрасный день"... ну что обычно бывает " в один прекрасный день" сядет на шею, начнет цинично требовать, не сможет понять отказ, когда придется отказать, и т.д. В общем, полный набор. Причем, я естественно совершенно не представляла себе, каким именно образом нынешняя идиллия сменится кошмаром. Но что кошмар будет - не сомневалась.

Не воспроизведу точно, как именно мы с Л.А. разбирались в ситуации. Помню, что там дружно повылазили все "мои" сюжеты, хоть перекличку делай.
Read more... )
metrika: (Default)
Еще один из обескураживающих моментов в общении с Л.А. заключался в том, что я часто говорила совсем не то, что хотела сказать. Вернее, я говорила как обычно: здраво, последовательно и воодушевленно. И вдруг она меня прерывала на полуслове: «что вы сейчас сказали?» Я повторяла последнюю фразу и вдруг понимала, что сказала я что-то такое, что совсем не хотела говорить. Не в смысле секрет, а что-то противоречащее тому, что я сейчас думаю. Или такими словами, которые интонационно полностью переворачивают смысл слов. Ну к примеру я рассказываю, как меня серьезно беспокоит какая-то проблема, и пытаясь поподробнее объяснить какой-то важный момент, вдруг выдаю «это ничего страшного», «ерунда» или еще что-то в таком же роде. Для меня это слова-паразиты, помогающие лучше выразить свою мысль. Я их не замечаю. Если не остановить меня в тот же момент, пока фраза еще не отзвучала, я их не вспомню и ни за что не поверю, что я именно это сказала. Но если тормознуть вовремя, если осознать, что сейчас сказала, то эффект поразительный.  Иногда просто невозможно поверить, что эти слова вырвались у меня. Кстати, если не остановить вовремя, то не поверишь ни за что. Несколько раз так было, что Л.А. давала мне закончить, а уж потом зачитывала мои «перлы». И, даже твердо зная, что она не будет меня в таком деле обманывать, я все равно как-то не до конца верила, что сказала именно это такими словами. И эффект уже не тот. А вот когда посреди, допустим, описания, как ты уважаешь какого-то человека, вдруг подряд вырываются пренебрежительные «вводные слова», то очень глубоко задумываешься.

Я думаю, такой эффект постоянно возникает и в обычной жизни. Мы его просто недооцениваем. И возникает он как правило в общении с близкими людьми. В тех ситуациях, когда расслабляешься, когда хочешь лучше себя выразить. Как это ни смешно, именно когда это получается, возникает «непонимание». Близкий человек вдруг находит в сказанных словах то, что говорящий туда не вкладывал. Вернее, говорящий просто не осознает, что он туда вложил. Он «проговорился». Он так хотел полнее и понятнее высказаться, что высказал и то, что не осознавал сам.
Так что нельзя сказать, что это происходит «против воли». На ковре у начальника небось не проговоришься. А вот когда раскрываешься, когда хочешь себя объяснить другому, то и объясняешь гораздо больше, чем кажется.
metrika: (Default)
Еще один из обескураживающих моментов в общении с Л.А. заключался в том, что я часто говорила совсем не то, что хотела сказать. Вернее, я говорила как обычно: здраво, последовательно и воодушевленно. И вдруг она меня прерывала на полуслове: «что вы сейчас сказали?» Я повторяла последнюю фразу и вдруг понимала, что сказала я что-то такое, что совсем не хотела говорить. Не в смысле секрет, а что-то противоречащее тому, что я сейчас думаю. Или такими словами, которые интонационно полностью переворачивают смысл слов. Ну к примеру я рассказываю, как меня серьезно беспокоит какая-то проблема, и пытаясь поподробнее объяснить какой-то важный момент, вдруг выдаю «это ничего страшного», «ерунда» или еще что-то в таком же роде. Для меня это слова-паразиты, помогающие лучше выразить свою мысль. Я их не замечаю. Если не остановить меня в тот же момент, пока фраза еще не отзвучала, я их не вспомню и ни за что не поверю, что я именно это сказала. Но если тормознуть вовремя, если осознать, что сейчас сказала, то эффект поразительный.  Иногда просто невозможно поверить, что эти слова вырвались у меня. Кстати, если не остановить вовремя, то не поверишь ни за что. Несколько раз так было, что Л.А. давала мне закончить, а уж потом зачитывала мои «перлы». И, даже твердо зная, что она не будет меня в таком деле обманывать, я все равно как-то не до конца верила, что сказала именно это такими словами. И эффект уже не тот. А вот когда посреди, допустим, описания, как ты уважаешь какого-то человека, вдруг подряд вырываются пренебрежительные «вводные слова», то очень глубоко задумываешься.

Я думаю, такой эффект постоянно возникает и в обычной жизни. Мы его просто недооцениваем. И возникает он как правило в общении с близкими людьми. В тех ситуациях, когда расслабляешься, когда хочешь лучше себя выразить. Как это ни смешно, именно когда это получается, возникает «непонимание». Близкий человек вдруг находит в сказанных словах то, что говорящий туда не вкладывал. Вернее, говорящий просто не осознает, что он туда вложил. Он «проговорился». Он так хотел полнее и понятнее высказаться, что высказал и то, что не осознавал сам.
Так что нельзя сказать, что это происходит «против воли». На ковре у начальника небось не проговоришься. А вот когда раскрываешься, когда хочешь себя объяснить другому, то и объясняешь гораздо больше, чем кажется.
metrika: (Default)
Постоянно вижу в детских сообществах, как ищут психолога ребенку. Иногда доходит до смешного. Ребенку 3-4 года, а мама уже хочет, чтобы он работал с психологом. При этом сама ни разу у психолога не была. И сейчас не собирается. Проблемы же у ребенка, а не у нее. Вот пусть психолог с ребенком и занимается.

Конечно, признать, что проблемы не "у ребенка", а "у меня с ребенком" - это уже наполовину их решить. Если даже мама не признает этого, но соглашается поучаствовать в работе психолога с ребенком, то наверное ситуацию тоже можно развернуть конструктивно. Хотя, я вот совершенно не представляю, что ребенку делать у психолога до подросткового возраста. Вернее, что ему делать там до того, как психолога посетят сами родители.

Вообще, нет ничего бесполезнее, чем "посылать" кого-то к психологу. Я считаю, что у мужа (жены, ребенка, мамы) проблема и веду его к психологу. Если я его веду, значит сам он не считает, что у него проблема, или не готов ее решать с психологом. И в итоге проблема-то у меня, а не у того, кого я веду.
Исключение - несовершеннолетние )
metrika: (Default)
Постоянно вижу в детских сообществах, как ищут психолога ребенку. Иногда доходит до смешного. Ребенку 3-4 года, а мама уже хочет, чтобы он работал с психологом. При этом сама ни разу у психолога не была. И сейчас не собирается. Проблемы же у ребенка, а не у нее. Вот пусть психолог с ребенком и занимается.

Конечно, признать, что проблемы не "у ребенка", а "у меня с ребенком" - это уже наполовину их решить. Если даже мама не признает этого, но соглашается поучаствовать в работе психолога с ребенком, то наверное ситуацию тоже можно развернуть конструктивно. Хотя, я вот совершенно не представляю, что ребенку делать у психолога до подросткового возраста. Вернее, что ему делать там до того, как психолога посетят сами родители.

Вообще, нет ничего бесполезнее, чем "посылать" кого-то к психологу. Я считаю, что у мужа (жены, ребенка, мамы) проблема и веду его к психологу. Если я его веду, значит сам он не считает, что у него проблема, или не готов ее решать с психологом. И в итоге проблема-то у меня, а не у того, кого я веду.
Исключение - несовершеннолетние )
metrika: (Default)
Я уже говорила, что после первых положительных результатов и решения неотложных проблем у меня наступила своего рода эйфория. Захотелось изменить все и сразу. Между боязнью, что тебя сделают другим человеком, и требованием этого же, оказывается очень маленькая дистанция. Вообще, это наверное отражает двоякое отношение к психологам вообще. С одной стороны, неверие, что они могут чем-то помочь, что-то изменить. С другой – страх, что они против воли изменят что-то очень важное и основополагающее.
Я хотела превратиться в тот недостижимый идеал личности, который был у меня в голове. Так низкорослая толстушка верит, что занятия фитнесом превратят ее в модель с обложки. И ладно бы дело было только в природе. Ей и невдомек, что природа тут потрудилась вместе с фотошопом.
Как говорится, клиент всегда прав )
metrika: (Default)
Я уже говорила, что после первых положительных результатов и решения неотложных проблем у меня наступила своего рода эйфория. Захотелось изменить все и сразу. Между боязнью, что тебя сделают другим человеком, и требованием этого же, оказывается очень маленькая дистанция. Вообще, это наверное отражает двоякое отношение к психологам вообще. С одной стороны, неверие, что они могут чем-то помочь, что-то изменить. С другой – страх, что они против воли изменят что-то очень важное и основополагающее.
Я хотела превратиться в тот недостижимый идеал личности, который был у меня в голове. Так низкорослая толстушка верит, что занятия фитнесом превратят ее в модель с обложки. И ладно бы дело было только в природе. Ей и невдомек, что природа тут потрудилась вместе с фотошопом.
Как говорится, клиент всегда прав )
metrika: (Default)
Отношения с родителями не были той проблемой, которая привела меня к психологу. В этой сфере все было как раз относительно неплохо. Детство стало регулярно всплывать в наших разговорах с Л.А. постепенно, когда мы начали обсуждать мои отношения с дочкой.  Но и в этих разговорах, хотя родители вроде бы и были центральными фигурами, мои отношения с ними оставались на периферии. Я скорее больше понимала про себя, чем задумывалась о них. Как ни странно, на первый план это все вышло позже, когда уже определились те самые «темы», а острые проблемы в общем-то ушли. Тогда, с одной стороны, как раз дошла очередь до отношений с родителями, а, с другой, стало ясно, что все тянется оттуда. В смысле, из детства. Это возникло как-то само собой. Обсуждение текущих проблем все чаще стало выводить к каким-то детским переживаниям, ситуациям, конфликтам. Получалось, что мы все больше говорим о них, а не о том, что происходит сейчас. Первая волна таких разговоров прошла относительно спокойно. Хотя я себя порой чувствовала очень неуютно. Пересматривалось то, с чем я определилась много лет назад, к чему относилась уже на автомате. Было странно вдруг опять возвращаться к этим ситуациям и переосмысливать их. Это действительно расшатывало какие-то основы. Но в целом результат был положительный, и я не помню каких-то очень неприятных переживаний.
Отношения с родителями заметно улучшились на тот момент )
metrika: (Default)
Отношения с родителями не были той проблемой, которая привела меня к психологу. В этой сфере все было как раз относительно неплохо. Детство стало регулярно всплывать в наших разговорах с Л.А. постепенно, когда мы начали обсуждать мои отношения с дочкой.  Но и в этих разговорах, хотя родители вроде бы и были центральными фигурами, мои отношения с ними оставались на периферии. Я скорее больше понимала про себя, чем задумывалась о них. Как ни странно, на первый план это все вышло позже, когда уже определились те самые «темы», а острые проблемы в общем-то ушли. Тогда, с одной стороны, как раз дошла очередь до отношений с родителями, а, с другой, стало ясно, что все тянется оттуда. В смысле, из детства. Это возникло как-то само собой. Обсуждение текущих проблем все чаще стало выводить к каким-то детским переживаниям, ситуациям, конфликтам. Получалось, что мы все больше говорим о них, а не о том, что происходит сейчас. Первая волна таких разговоров прошла относительно спокойно. Хотя я себя порой чувствовала очень неуютно. Пересматривалось то, с чем я определилась много лет назад, к чему относилась уже на автомате. Было странно вдруг опять возвращаться к этим ситуациям и переосмысливать их. Это действительно расшатывало какие-то основы. Но в целом результат был положительный, и я не помню каких-то очень неприятных переживаний.
Отношения с родителями заметно улучшились на тот момент )
metrika: (Default)
Постепенно жизнь наладилась. То есть, можно было сказать, что те проблемы, с которыми я пришла, были решены. Но у меня возникли другие вопросы. Во-первых, я иначе стала воспринимать то, что раньше казалось нормальным. Да, я сто лет жила с этим и вполне справлялась. Но то, что раньше воспринималось как неизбежное «жизнь трудна», сейчас стало вызывать вопросы. Наверное, был и некоторый элемент неофитства. По крайней мере, я помню, как все время пыталась в интернете поделиться своим опытом по воспитанию детей.
Мне так понравились произошедшие со мной изменения, что захотелось их продолжить. Причем, захотелось всего и сразу. Грубо говоря, я сбросила пару лишних килограммов и тут же захотела изменить форму носа, прибавить сантиметров десять роста и вытянуть ноги до ушей.

Кроме того, я стала внимательнее на себя смотреть: лучше понимать и видеть то, что раньше не замечала. И это тоже стало вызывать вопросы. Которые у меня не получалось ни разрешить, ни отбросить. Паники уже не было. Было ощущение мучительного поиска ответа и невозможности его найти.
Я так понимаю, Л.А. не старалась меня к этому побуждать )
metrika: (Default)
Постепенно жизнь наладилась. То есть, можно было сказать, что те проблемы, с которыми я пришла, были решены. Но у меня возникли другие вопросы. Во-первых, я иначе стала воспринимать то, что раньше казалось нормальным. Да, я сто лет жила с этим и вполне справлялась. Но то, что раньше воспринималось как неизбежное «жизнь трудна», сейчас стало вызывать вопросы. Наверное, был и некоторый элемент неофитства. По крайней мере, я помню, как все время пыталась в интернете поделиться своим опытом по воспитанию детей.
Мне так понравились произошедшие со мной изменения, что захотелось их продолжить. Причем, захотелось всего и сразу. Грубо говоря, я сбросила пару лишних килограммов и тут же захотела изменить форму носа, прибавить сантиметров десять роста и вытянуть ноги до ушей.

Кроме того, я стала внимательнее на себя смотреть: лучше понимать и видеть то, что раньше не замечала. И это тоже стало вызывать вопросы. Которые у меня не получалось ни разрешить, ни отбросить. Паники уже не было. Было ощущение мучительного поиска ответа и невозможности его найти.
Я так понимаю, Л.А. не старалась меня к этому побуждать )
metrika: (Default)
Может сложиться впечатление, что мы с психологом все время говорили только о каких-то непонятных страхах. Нет конечно. Обсуждали и конкретные неприятные ситуации. Например, конфликты с домашними. Сразу скажу, с мужем отношения наладились очень быстро. Буквально пару раз Л.А. развернула меня лицом в нужном направлении, и дело пошло. (Это потому что у меня муж идеальный :).

С ребенком было сложнее. По-моему, именно тогда мы впервые стали говорить с Л.А. о моем детстве. До этого она, конечно, тоже иногда спрашивала, а как то или иное было в подростковом возрасте, в родительской семье. Но тут по понятным причинам это стало всплывать чаще.

Из самого интересного – это конечно как я справлялась с проблемой «консерватория-суд-сибирь». То есть вот ребенок что-то просит, а ты думаешь: сейчас я ему это один раз разрешу, он поймет, что можно это получить, станет просить все время, сядет на шею, отобьется от рук. Таким образом я каждый раз решала не частную проблему, допустим, можно ли ребенку конфету перед обедом, а важнейшую воспитательную задачу. Будет ли он у меня перед каждым обедом есть конфеты и в дальнейшем вообще отказываться от обеда в пользу конфет, или я пресеку эту ситуацию на корню. А ребенок тоже упирался не на шутку. Как будто для него тоже решался не вопрос о конфете, а что-то большее. В общем, конечно, так оно и было. «Может ли он вертеть родителями как хочет», или на другом языке «мама – любящий человек, которого можно уговорить, или бездушная машина, которая, хоть умри, решения не изменит». И собственно конфета для обеих сторон уходила на второй план. В общем, «идти на поводу у ребенка» или  «идти ему навстречу».
Я очень боялась, что если пойду на поводу , то ребенок быстро сядет на шею )
metrika: (Default)
Может сложиться впечатление, что мы с психологом все время говорили только о каких-то непонятных страхах. Нет конечно. Обсуждали и конкретные неприятные ситуации. Например, конфликты с домашними. Сразу скажу, с мужем отношения наладились очень быстро. Буквально пару раз Л.А. развернула меня лицом в нужном направлении, и дело пошло. (Это потому что у меня муж идеальный :).

С ребенком было сложнее. По-моему, именно тогда мы впервые стали говорить с Л.А. о моем детстве. До этого она, конечно, тоже иногда спрашивала, а как то или иное было в подростковом возрасте, в родительской семье. Но тут по понятным причинам это стало всплывать чаще.

Из самого интересного – это конечно как я справлялась с проблемой «консерватория-суд-сибирь». То есть вот ребенок что-то просит, а ты думаешь: сейчас я ему это один раз разрешу, он поймет, что можно это получить, станет просить все время, сядет на шею, отобьется от рук. Таким образом я каждый раз решала не частную проблему, допустим, можно ли ребенку конфету перед обедом, а важнейшую воспитательную задачу. Будет ли он у меня перед каждым обедом есть конфеты и в дальнейшем вообще отказываться от обеда в пользу конфет, или я пресеку эту ситуацию на корню. А ребенок тоже упирался не на шутку. Как будто для него тоже решался не вопрос о конфете, а что-то большее. В общем, конечно, так оно и было. «Может ли он вертеть родителями как хочет», или на другом языке «мама – любящий человек, которого можно уговорить, или бездушная машина, которая, хоть умри, решения не изменит». И собственно конфета для обеих сторон уходила на второй план. В общем, «идти на поводу у ребенка» или  «идти ему навстречу».
Я очень боялась, что если пойду на поводу , то ребенок быстро сядет на шею )
metrika: (Default)
И вот в какой-то момент в кабинете психолога наступило первое крупное неприятное открытие.  Я не возьмусь описать, каким именно образом это случилось. Но случилось оно так, что сомнений никаких не осталось. То есть, с одной стороны это переживалось как наконец-то обретенная истина, а с другой - как конец света. Я понимала, что это правда, что так оно и есть. Я не могу объяснить, как может быть, что это с одной стороны была полная неожиданность и потрясение, а с другой показалось, что я об этом уже давно знала.

Тут еще пару слов хочу сказать о выборе психолога. До этой точки, мне кажется, все было более менее поправимо. Вред, который психолог мог мне нанести, я бы выдержала. Сбежала бы и как-нибудь восстановилась. Но когда дело дошло до таких открытий… В такой момент мне бы очень не хотелось оказаться рядом с недобросовестным или некомпетентным психологом. Оставь он меня наедине с этим переживанием или не сумей с ним справиться, мало бы не показалось.

К счастью, меня так не оставили.  Из кабинета я вышла в более менее собранном состоянии.
Ниже я постаралась продемонстрировать механизм, не раскрывая сути )

Profile

metrika: (Default)
metrika

September 2017

S M T W T F S
     1 2
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 23rd, 2017 11:32 pm
Powered by Dreamwidth Studios